Зачем ребенку самостоятельность

Загрузка...
Загрузка...

Конечно, ребенок нуждается в маминой заботе и помощи. Он приходит в этот мир для того, чтобы всему научиться. И первый его учитель и соратник во все его начинаниях — мама. А вот ей бывает тяжело отпустить от себя горячо любимое чадо, дать почувствовать воздух свободы и попробовать действовать самостоятельно. Потому что мир вокруг небезопасен, потому что страшно недосмотреть, потому что по-другому не получается проявлять свою заботу.

samostoyatelnyj-rebenokРодители часто жалуются, что дети не умеют делать то и это, ничего не хотят и ничем не интересуются. И не всегда хотят слышать такой простой ответ, как: а вы им дали такую возможность? Захотеть, почувствовать, ошибиться, заинтересоваться? Все начинается с обычных дел, в которых ребенок, еще малыш, хочет проявить свое я: отобрать у мамы швабру, чтобы помыть пол, неумело натянуть на себя свою одежду, взять с полки стакан, чтобы налить воды. У каждой мамы найдутся сотни таких примеров. Но что слышит ребенок в ответ на свои действия? «Не лезь, упадешь». «Не трогай, разобьется». «Дай я сама, так быстрее».

Взрослые знают о жизни больше и понимают, что произойти может все что угодно, и иногда мы бессильны перед внешними факторами. Но маскируя свой страх заботой и гиперопекой, мы обрекаем ребенка на жизнь с постоянной оглядкой на других, неуверенность в себе и зависимость от чужого мнения.

И это не говоря о том, насколько тревожней и сложнее становится жизнь родителя, который пытается контролировать каждый шаг своего ребенка.

Я не помогаю им натягивать колготки

Если ребенок в шесть лет не умеет себе шнурки завязать, то это не про его косорукость, а про то отношения к нему родителей.

Загрузка...

Когда дети могут сами научиться надевать колготки? А собирать рюкзаки в школу? Делать домашнее задание? Ходить за хлебом? Разогревать себе еду? Оставаться дома одни?

Все эти вопросы, на самом деле, не про детей, а про родителей — про их границы и доверие, страхи и комплексы, и, в конце концов, про их взаимоотношения с миром.

Одна моя знакомая не дает сыну держать пакетик с соком, потому что «он каждый раз слишком сильно на него давит, и сок разливается».

Другая приносит дочери виноград в комнату, пока та смотрит мультики, не иначе как сорвав каждую ягодку с ветки.

Третья чуть что — бросается вытирать своему сыну руки влажными салфетками, потому что «везде зараза».

И каждая из этих мам сказала мне, что я страшная пофигистка, потому что не делаю всего этого с собственными детьми.

Я не помогаю детям натягивать колготки перед школой. Я только раз в неделю перетряхиваю их рюкзаки, обнаруживая там каждый раз сгнившую шкурку от банана, намертво прилипший к учебнику пластилин и крошки непонятного происхождения. И я категорически настаиваю на том, чтобы не наводить порядок на их столах, а только напоминать им об этом.

В целом, поскольку мои дети живы, здоровы и порой даже умны и сообразительны, мне кажется, что я все делаю правильно. Или, во всяком случае, не совершаю ничего криминального.

Мои аргументы такие: 

  1. Воспитание, по-моему, — это предоставление ребенку все большей свободы. Конечно, с оговорками, конечно, с оглядкой, конечно, со всеми возможными экивоками, но — как было сказано кем-то из мудрых: «Ребенок — это гость в твоем доме. Вырасти его и отпусти». И это ведь правда. Чем более подготовленными к жизни будут дети, тем легче и спокойнее, может быть, будет их, а заодно и моя, жизнь.
  2. Простое отсутствие сил и времени на то, чтобы делать 33 оборота в минуту вокруг отдельно взятого ребенка. Во-первых, у меня их трое. Во-вторых, я работаю. В-третьих, все-таки как-то странно вытирать ребенку (даже младшему, пятилетнему, залюбленному) руки влажной салфеткой вместо того, чтобы сказать: «Иди помой». Ну он же нормальный — он точно сможет.
  3. Я вижу, как расправляются плечи старших дочерей и каким гордым становится сын, когда они слышат: «Помоги мне, сделай это сам, пожалуйста, ты уже можешь!» Они действительно как на крыльях начинают лететь по жизни. У них и правда появляется больше сил, умений, решимости, смелости и других прекрасных качеств, когда просишь их о поддержке и веришь, что у них все получится. А если говорить о бытовой стороне вопроса, то я заметила, что если несколько раз показать им, как именно надо убираться в комнате, то они научатся — и после их генеральной уборки даже не нужно будет делать капитальный ремонт во всем доме.
  4. Часто вижу вокруг себя взрослых, которые все время спрашивают «а можно», «а как нужно», «а это я правильно сделал» и — мое любимое – «я не буду ничего делать, пока мне начальство/муж/сын/зять не скажет, что это нужно». И я бы не хотела, чтобы мои дети выросли такими. Я мечтаю, что мои дети станут людьми, которые способны принимать решения и нести за них ответственность, что у них будет интересная жизнь, которая невозможна без резких поворотов, что они не будут бояться рисковать, пробовать, менять, искать. Что они будут верить в себя.

Поэтому, чтобы помочь им стать такими, я говорю: «Я знаю, что у тебя получится. Пойди и оденься сама, только помни, что мы идем в театр. Если ты нагрубила бабушке, извинись перед ней сама, без меня».

Я не бросаю своих детей без поддержки. Но там, где мне кажется, что они справятся, я отпускаю их совершать их собственные поступки, принимать собственные решения, видеть последствия и что-то про себя и про жизнь в связи с этим понимать.

А еще я помню, что когда выходила замуж, то совсем не умела готовить. И муж, хоть и удивлялся этому, потому что мне было уже 26 лет на тот момент, неизменно говорил: «Ты просто готовь и все — это не может не получиться». И я научилась готовить.

А потом я училась водить машину. И мне было очень страшно. У меня не получалось — даже при том, что я закончила автошколу и сдала экзамен. И моя мама, водитель с 20-летним стажем, сидела рядом со мной на пассажирском сидении, и учила меня трогаться с места, разворачиваться, встраиваться в поток, перестраиваться из ряда в ряд, прекрасно понимая, что мы можем разбиться в любой момент.

А в какой-то момент она вышла из машины и сказала мне: «А теперь — сама. Только будь осторожна и помни, что у тебя дети». И я стала ездить сама. Сначала медленно и плохо. Потом — лучше. И сейчас я просто вожу машину. Как миллиарды других людей. Но для того, чтобы это случилось, моя мама и я сама должна была поверить в то, что это получится.

Автор: Катерина Антонова

По материалам: www.ponaroshku.ru

Источник

Загрузка...

Комментирование запрещено